Ваше имя:
Ваш телефон:
Русские буквы
 

Мы не заставим Вас долго ждать!

Звоните!
spacer
Кто мы

Объединение Радонеж

∗ ∗ ∗

Наша команда

∗ ∗ ∗

Наша концепция

∗ ∗ ∗

ПРАВОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ

spacer
События


ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЕ

Можайский беспредел 2

Публикации

∗ ∗ ∗

Статьи и документы

spacer
Страхование


ПО ВОПРОСАМ СТРАХОВАНИЯ

8 (963) 770-66-15

Страхование заключенных

Забота о здоровье осужденных

Застрахованные солдаты

spacer
ТЕЛЕСТУДИЯ PCDP

Оборотни в белых халатах или карательная экспертиза в судебном процессе

 

Судебный эксперт Мария Александровна столкнулась с необычными гражданскими делами, касающимися сделок с недвижимостью социально не защищенных граждан, чаще всего одиноких пенсионеров. Черные риэлторы и мошенники объявили самую настоящую охоту на них и выселяют из жилищ не способных им противостоять стариков и больных людей. Когда простые граждане начинают отстаивать свое право на недвижимость, суды назначают им психиатрические экспертизы в институте Сербского и врачи выносят заведомо ложные или ошибочные заключения. Здоровые люди становятся больными, а больные – здоровыми. В результате таких заключений простые граждане теряют свои квартиры. Это налаженный поток!

 

Ведущий программы:

Г.В.: Геннадий Викторович Савенков.

Гости студии:

М.А.: Мария Александровна Еничева – судебный эксперт в области психологии.

Н.Ю.: Надежда Юрьевна – потерпевшая от действий «оборотней в белых халатах».

 

Г.В.: Речь пойдет о знаменитом институте Сербского, который в простонародье называется «Серпы»…

М.А.: Я судебный эксперт с опытом работы в институте Сербского и в других подобных институтах. Я столкнулась с гражданскими делами, как правило, это семейные и недвижимость, где суды назначают амбулаторные психиатрические и комплексные психиатрические экспертизы в институт Сербского. И жертвами вот таких заключений института Сербского становятся простые граждане.

Судебные дела как правило касаются имущества граждан – это сделки с недвижимостью - ст. 177, 178, 179 ГК и часть статей по целесообразности проживания детей с одним из родителей. В основном, конечно, это сделки. По таким сделкам я сталкивалась с одними и теми же неправомерными заключениями врачей. Их можно отнести под ст. 307 УК – заведомо ложное заключение эксперта. Либо это какое-то предвзятое отношение к гражданам. И сотрудники амбулатории выносят страшные заключения, которые ложатся в основу решения суда и люди остаются без недвижимости.

Как правило, потерпевшая сторона социально не защищена. Это пенсионеры, которые стали жертвами мошенников - риэлторов. Потерпевших с «большим кошельком» я еще не видела, что наводит на мысль, что эксперты выносят свои заключения в отношении уязвленного населения.

Г.В.: Это связано с психикой человека? И какой смысл?

М.А.: Оценивается юридически значимый период, когда человек подписывает договор купли-продажи или договор ренты с пожизненным содержанием, либо это договор дарения. Есть категории граждан со старческими заболеваниями психики, старческим слабоумием и люди со значительными отклонениями психической деятельности, которые не находятся под постоянным наблюдением своих родственников, и одинокие люди. И мошенники этим активно пользуются.

Г.В. «Оборотни в халатах» признают их вполне нормальными?

М.А.: Да, они признают, что бабушки и дедушки на момент подписания юридических документов могли понимать значение и предвидеть социальные и юридические последствия своих действий. «Оборотни в халатах» пишут достаточно грамотные методические рекомендации для сотрудников института Сербского. Однако, когда суд направляет такого гражданина на экспертизу в институт Сербского и если какая-то «другая сторона» влияет на результат этой экспертизы, то здоровые граждане могут становиться больными, а больные - здоровыми.

Г.В.: А как происходит экспертиза?

М.А.: Я бы хотела, чтобы об этом рассказала мой доверитель – Надежда Юрьевна.

Н.Ю.: Были тесты… У меня похоронена вся семья…

М.А.: Извините, ей трудно об этом говорить… Она сначала потеряла мужа. Не прошло и года и она потеряла свою дочь. Период острого горя не составил и года. Надежда Юрьевна никогда не работала, была замужем и была успешной в семейных отношениях женщиной. Естественно, она находилась в состоянии глубокого стресса и депрессии.

И в это время ночью кто-то постучал в дверь, скорее всего спланированно. И тут же ее родная тетя вовремя подсуетилась и сказала: «Давай-ка перепишем твою квартиру на моего сына, чтобы мошенники не воспользовались, а когда выйдешь из этого состояния, естественно, квартира останется за тобой». Тетя советовала: «Чтобы выйти из этого стрессогенного состояния – ты же на ночь не можешь уснуть – ты водочки чуть-чуть на ночь выпей с «нозепамчиком» и расслабься».

По сути, она предложила ничтожную сделку. И Надежда Юрьевна подписала право собственности на своего двоюродного брата Проценко Олега Николаевича. Единственная оговорка была в договоре, что право собственности переходит, но она имеет право пожизненно там проживать. За что Мособлсуду большое спасибо!

Г.В.: Человек находится не на улице.

Н.Ю.: Они пытались меня выселить и наш суд меня выселил…

М.А.: Как только тётя умерла, естественно, ее сын тут же подает иск в Балашихинский суд о ее выселении. Он же собственник! Право собственности у него! Все балашихинские суды Надежда Юрьевна проиграла, все решения были не в ее пользу по нескольким основаниям – по ст. 177 ГК – признание сделки недействительной, в следствие того, что человек находился в болезненном состоянии и не мог понимать последствий своих действий, руководить ими…

Г.В.: То есть заключение товарищей в белых халатах сыграло свою роль и легло в основу решения суда?

Н.Ю.: Я всё понимала…

М.А.: …При этом ее сделали алкоголичкой… Надежда Юрьевна, как любой честный человек, честно рассказывала, как всё происходило, как тётя давала ей рекомендации экспериментировать с алкоголем и нозепамом.

Надежда Юрьевна была в особом состоянии психической деятельности и «оборотни в халатах» прямо прописывают в своих методических рекомендациях, что такое состояние является временным расстройством психики. Развод, болезнь, потеря близкого человека приводят к такому временному расстройству психики.

А вот что написали госпожи Королева и Харитонова – доктора наук с большим стажем экспертной работы – на момент подписания юридически значимых документов она могла понимать значение своих действий, руководить ими, давать отчет, видеть социальные и юридические последствия, но страдает алкогольной зависимостью второй стадии.

Мало того, что самое ужасное, амбулаторные экспертизы – это проведение тестов, которое длится 2-3 часа. С вами разговаривает психиатр, выясняет особенности…

Г.В.: В простонародье называется «пятиминутка»…

М.А.: … В амбулатории никогда не проводится пальпация печени. И вдруг в заключении появляется, что печень у Надежды Юрьевны выходит за край левой дуги на несколько сантиметров. Я у Надежды Юрьевны спрашиваю, действительно ли пальпация была? На что мне она говорит, что никто меня руками не трогал. А до этого, перед тем как пойти на экспертизу, Надежда Юрьевна проходила УЗИ органов брюшной полости в балашихинской городской больнице и в результатах написано, что патологии брюшной полости нет.

В результате такого заключения из вполне непьющей женщины…

Г.В.: А в каком состоянии сейчас дело? Можно еще раз про «оборотней в халатах»?

М.А.: …Нами был проведены психофизиологические исследования Надежды Юрьевны с использование полиграфа, где был поставлен вопрос – получала ли она деньги от этой сделки? Выяснилось, что она подписала право собственности, а денег она за это не получила.

Н.Ю.: Сто тысяч за трех комнатную квартиру…

Г.В.: И суд признал это законным? Может вы назовете фамилию судьи?

Н.Ю.: Калдырина Нина Петровна…

Г.В.: Дай Бог ей здоровья!

Н.Ю.: Кобзарева – это федеральные судьи балашихинского суда.

М.А.: В результате таких заключений люди остаются на улице – это поток!

 

Судебный эксперт: Черные риэлторы выселяют одиноких пенсионеров из квартир при помощи судов и ложных заключений психиатрических экспертиз института Сербского.