Ваше имя:
Ваш телефон:
Русские буквы
 

Мы не заставим Вас долго ждать!

Звоните!
spacer
Кто мы

Объединение Радонеж

∗ ∗ ∗

Наша команда

∗ ∗ ∗

Наша концепция

∗ ∗ ∗

ПРАВОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ

spacer
События


ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЕ

Как в Новороссийске коммерсантов разводят на миллионы

Публикации

∗ ∗ ∗

Статьи и документы

spacer
Страхование


ПО ВОПРОСАМ СТРАХОВАНИЯ

8 (963) 770-66-15

Страхование заключенных

Забота о здоровье осужденных

Застрахованные солдаты

spacer
Благотворительность
Помощь детям
Pcdp.ru участник программы "Помогите спасти детей"
spacer
Внимание!
31 мая – один из самых молодых профессиональных праздников в стране, День российской адвокатуры
Опубликовано Опубликовано Savenkov Июль 18 2018 14:40:30


31 мая – один из самых молодых профессиональных праздников в стране, День российской адвокатуры

31 мая – один из самых молодых профессиональных праздников в стране, День российской адвокатуры. И хотя федеральный закон «Об адвокатской деятельности» в России был принят только в 2002 году, а официально поздравлять представителей этой профессии мы начали и вовсе лишь весной 2005-го, факт этот сегодня ничуть не умаляет значимости адвокатов в нашей жизни.

Господин Нефедовский хотя и имеет в паспорте московскую прописку, в Сочи по праву считается человеком известным и уважаемым. На страницах нашего издания, несмотря на свою предельную занятость, он регулярно рассказывает, как защитить свои честь, достоинство и деловую репутацию, как грамотно составить завещание и цивилизованно разделить имущество и семейный бизнес между супругами, какие подводные камни угрожают человеку, решившему стать поручителем у заемщика кредита, как не стать жертвой мошенников в строительстве жилья и о многом другом. 

Члену МОО АЮР, адвокату Нефедовскому не раз приходилось разбираться в самых сложных ситуациях и отстаивать права граждан. На его адвокатском счету уже не одно резонансное дело. В этом интервью речь пойдет именно о них.

 

Геннадий Нефедовский: Адвокат защищает
не просто физическое лицо,
а права человека

 

Четыре праздника в году

Геннадий Викторович, у Вас сразу четыре профессиональных праздника: День Федеральной службы безопасности, День юриста, День пограничника и, наконец, День адвокатуры. И какой же из них сегодня самый важный?

– В вашем вопросе ключевое слово «сегодня». Мой путь к тому, чем я теперь занимаюсь, был не самым коротким, но интересным и, как сейчас понимаю, важным для подготовки именно к адвокатской деятельности. Сегодня я особенно чувствую себя полезным людям – и это главное.

Год назад Вы цитировали нам гениального адвоката Федора Плевако... Кумиры остались прежними?

– Здесь все неизменно. Я действительно в свое время перечитал все его судебные речи и особенно запомнил одно его высказывание: «За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей». Оно стало одним из моих любимых.

Какими делами Вам приходится заниматься чаще всего?

– Сейчас чаще всего – должностными преступлениями, превышением должностных полномочий, 286-я статья УК РФ, плюс 159-я, 210-я, 290-я.

Для Сочи, где в апреле были заключены под стражу известные персоны, возглавлявшие важные направления деятельности администрации курорта, это весьма актуально...

– Вообще «чиновничьи» дела – все по сути мошеннические, но схемы, комбинации разные, и разбираться в этом трудно, хотя и интересно. Приходилось мне защищать и офицеров ФСБ по статье «Государственная измена». Или вот, например, за последнее время я перелопатил весь Налоговый кодекс РФ. Очень часто занимаюсь делами, возбужденными по 159-й статье, а это «Мошенничество», так что в этой теме теперь разбираюсь не хуже налоговиков.

Можете добавить еще один профессиональный праздник – День налоговика?..

– На это не претендую. Мне достаточно того, что с помощью таких знаний удается добиться справедливости и освободить человека, если он не виновен.

Ростовское дело
закончилось победой
адвокатов

Вы имеете в виду резонансное дело экс-начальника ИФНС Октябрьского района Ростова-на-Дону Христофора Головатова? Год назад Вы называли это дело сфабрикованным, но отступать тогда не собирались. Неужели удалось-таки одержать победу?

– Ну, я бы сказал иначе: с божьей помощью, усилиями адвокатов и специалистов в разных областях мы, наконец, закончили ростовское дело. Наш доверитель Христофор Леонидович Головатов освобожден из-под стражи.

Как Вам это удалось: проти-водействие-то было серьезное?

– Удалось с помощью гласности. Мы пытались достучаться до самого Кремля, до правительства и генеральной прокуратуры. Этим делом занималось седьмое следственное управление Московского главка с дислокацией в Ростове-на-Дону.

Напомню: Головатому вменялось то, что он, используя служебное положение, выплатил некой компании-однодневке 342 млн  рублей. С самого начала мы понимали, что дело шито белыми нитками: будучи начальником налоговой инспекции района, он не имел права, да никто бы ему и не позволил выплатить кому-то такую колоссальную сумму. Для нас это было очевидным. Мы запросили в главке налогового управления всю документацию и поставили эти материалы  в стратегию защиты.

Вы говорите: «мы», «нас»... то есть Вы – не один в поле воин?

– Защитой мы занимаемся командой, что позволяет в том числе задействовать собственное СМИ – телекомпанию «Радонеж-адвокат». Причем я осуществляю полное юридическое сопровождение канала и являюсь его специальным корреспондентом. Чтоб вы понимали, «Радонеж-адвокат» является официальным СМИ Ассоциации юристов РФ, и это, практически, медиахолдинг. У нас есть две большие студии: на 9 и 60 человек. Это позволяет нам устраивать юридические ток-шоу. Телевидение Ассоциации юристов России, где я веду правовую рубрику, для меня – общественная работа, за которую я не получаю денег.

Моя адвокатская работа переплелась с журналистской. Так что в некотором смысле мы – коллеги. Общественная организация «Православно-правовой центр», медиахолдинг, издательская группа «Юрист» – все это объединено между собой, и одно другому помогает, потому что все эти структуры подчинены единой цели.

А возвращаясь к ростовскому делу, могу сказать, что «Радонеж-адвокат» сыграл в нем важную роль. Мы с Геннадием Викторовичем Савенковым были постоянными адвокатами, кроме этого, подключали к делу многих экспертов, адвокатов из налоговой сферы. Ну, и мне самому пришлось, как я уже говорил, перелопатить Налоговый кодекс РФ. И мы сумели доказать, что Головатов не имел права выплатить такую большую сумму самостоятельно.

А было так: он подготовил соответствующие документы, вынес вопрос на совет, на котором присутствовали начальник управления ФНС Ростовской области и его коллеги. Именно по решению совета и были выплачены деньги. Головатов же был просто техническим сотрудником, и платеж за его подписью с суммой больше
3 млн рублей не прошел бы.

Типичная ситуация со «стрелочником»...

– Тем не менее, борьба была нешуточной. Мы подавали документы в Европейский суд по правам человека. По его решению Головатому уже выплачено около 2 тысяч евро – в качестве компенсации за моральный вред. Сейчас ждем решения, которое признает обвинения против него незаконными. На основании этого вся схема обвинения рассыплется окончательно, и мы будем требовать полного оправдательного приговора своему подзащитному.

Кстати, бывший начальник Головатова, руководитель УФНС Владимир Шелепов, был арестован в Москве УСБ ФСБ по ст. 290 УК РФ и сейчас пребывает в СИЗО Лефортово.

Гласность, которая
вскрывает

«нарывы коррупции»

Ну вот, а Вы говорили, что против системы бороться практически невозможно... Получается, возможно?

– Здесь действительно удалось переломить ситуацию. Хотя пока мы привлекали экспертов, искали доказательства невиновности нашего подзащитного, здоровье его ухудшилось. Онкологическое заболевание прогрессировало. Причем я приглашал специалистов-онкологов из Москвы – из института имени Сеченова и имени Бурденко. Согласие на осмотр Головатова от начальника ФСИН Ростовской области Смирнова было получено... Но ни нас, ни медиков Смирнов так к нему и не пустил, посчитав, что он – господь Бог и может, попирая Закон, распоряжаться человеческими судьбами. О действиях главы Ростовского ФСИНа мы стали рассказывать, прибегнув к возможностям наших СМИ. Итог: господин Смирнов уже полгода сам находится в СИЗО – за получение взятки. Цели привлекать его к уголовной ответственности, скажу честно, не было. Но весь этот ажиотаж сыграл свою роль. Соответствующие службы увидели и услышали, что в Ростове-на-Дону нарушаются законы, провели комплексную проверку, и выяснилось, что Смирнов – сам преступник. Поэтому сейчас он сидит в СИЗО.

Работая над ростовским делом, мы обращались к заместителю Генерального прокурора РФ и прокурору по ЮФО господину Воробьеву, реакция которого, мягко говоря, была невразумительной, и меры им приняты не были. После всех этих скандалов Воробьев был отстранен от занимаемой должности. И опять же, первоначально такой задачи у нас не было, но когда вскрываешь нарывы коррупции, показываешь всей стране, что происходит, то это вынуждает государство инициировать комплексные проверки. И если бы не канал «Радонеж-адвокат», не было бы такого резонанса.

Так что мы активно используем возможности СМИ. Адвокатское расследование – это само собой, но параллельно ведется еще и журналистское. Бывает, что ответы прокурора или чиновников на нашу жалобу – просто отписка. Ну, а мы собираем журналистов, экспертов и этот по сути бредовый ответ выносим на всеобщее обсуждение. А потом я как адвокат и как представитель СМИ направляю жалобы вышестоящему прокурору или чиновнику с вопросом: почему на ответственном посту сидит некомпетентный специалист? Заканчивается всё тем, что прокурор или чиновник либо начинают работать как надо, либо  их освобождают от занимаемой должности. А могут и вообще привлечь к уголовной ответственности!

Принуждение к закону

А как люди узнают о телекомпании «Радонеж-адвокат»?

– Люди о нас действительно узнают, причем не только от родственников осужденных, но и из других разных источников и приезжают за помощью. Доверитель заключает со мной как с адвокатом соглашение на осуществление защиты – и с Ассоциацией юристов России, чтобы они предоставляли своих юристов, экспертов, которые работают параллельно со мной. Получается, мы идем командой с трех сторон. Я выполняю адвокатскую работу, «Радонеж-адвокат» ведет журналистское расследование, а Ассоциация юристов РФ своей мощью и потенциалом посылает запросы, приглашает своих специалистов. Наша деятельность освещается по телевидению, в интернете, она полностью прозрачная. Любой доверитель или чиновник видит, как мы работаем. Это очень эффективно.

Вас можно видеть и на центральных каналах. В частности, в недавних программах «На самом деле» и «Пусть говорят» по делу Скрипаля. Это же уже политика... Почему там оказался адвокат по уголовным делам Нефедовский?

– Это моя гражданская по-
зиция. Дело в том, что я являюсь адвокатом двух граждан, ныне проживающих в Сочи. Один из них был офицером ФСБ, начальником Четвертого управления по Санкт-Петербургу Ленинградской области, другой – начальником уголовного розыска Ростова-на-Дону. Православно-правовой центр оказывал им юридическое сопровождение. А после освобождения помогал снимать судимости. Между собой они знакомы не были и встретились только в Мордовской колонии ИК-5 для БС (бывших сотрудников). В этой же колонии отбывал наказание по статье 275 УК за государственную измену Скрипаль. Когда возникло дело Скрипаля, я стал расспрашивать о нем своих доверителей, и они сказали: «Мы с ним отбывали наказание и знаем, что он из себя представляет. Давайте всем расскажем. За Россию обидно!»

Канал «Радонеж-адвокат» пригласил в студию все центральные СМИ России. Приехало 15 компаний, в том числе ВВС. И мои доверители на всю страну заявили, что Скрипаль употреблял наркотики, страдал педофилией. После этого их и меня пригласили на программу «Пусть говорят». Мы об этом там рассказывали. Своей гражданской позицией, считаю, что мы поддержали Россию.

Возвращаясь к Вашей ежедневной работе, что изменилось  за этот год?

– В тех судах и госучреждениях, в которых успели узнать о методах работы ТК «Радонеж-адвокат», Православного центра и Ассоциации юристов России, ситуация действительно изменилась в лучшую сторону. Проволочек нет, все понимают, что если не дать квалифицированный ответ, это будет чревато. Эту работу мы называем принуждением к закону.

Региональные суды варятся в своей каше, и о нас пока еще не слышали. Вот там ничего не изменилось. Но обязательно изменится! Большие подвижки у нас есть в работе с Федеральной службой исполнения наказания. Все колонии теперь знают, что такое «Радонеж-адвокат», что такое Православный центр и что у нас есть такая услуга, как страхование осужденных.

Даже так?..

– Объясняю: Православный правовой центр духовной помощи и правовой защиты работает под духовным наставлением архимандрита Алексия (Ганьжина), который является заместителем начальника синодального отдела РПЦ по взаимодействию с правоохранительными учреждениями и вооруженными силами. Центр работает в тесной связи с ТК «Радонеж-адвокат». Священники и  юристы периодически выезжают в колонии, узнают, как живут осужденные, как к ним там относятся. Страхование осужденных – это как и страхование военно-служащих. Страхует страховая компания, а мы оказываем полное юридическое сопровождение этой страховки.

И конкурентов у вас в этом деле, естественно, нет?

– Почему нет? Страховок много, как много и мошенников в этой сфере. Мы это знаем. Страховка за 3-4 тысячи в год  – просто бумажка, но люди экономят. А случись что – пиши туда, не знаю куда. У нас все работает по-другому. Священники регулярно посещают колонии, общаются с нашими подопечными. И приезжают не по одному, а сразу трое представителей: адвокат, священник и общественный деятель. И их обязаны пустить в колонию по зеленому коридору.

Бывают случаи, когда отказывают в допуске – как это было еще не так давно в Ростовском СИЗО?

– Бывают. Но мы сразу подключаем прокуратуру, СМИ. В этом году адвокаты нашего центра подали жалобу в Верховный суд, и судья Романенков вынес очень полезное, я бы сказал, историческое решение. Суть его в том, что теперь адвокаты имеют право заходить с аудио- и видеозаписывающей аппаратурой во все колонии. Это очень важно, и особенно мне – как адвокату, работающему в области уголовной юстиции. К примеру, избиение доверителя можно зафиксировать – сделать видеозапись, фотографии. Эти материалы станут неопровержимым подтверждением того, что здесь имело место преступление. Осужденный таким образом страхуется: родственникам дается на руки документ, в спецчасть колонии отправляется бумага, что данный осужденный застрахован. И, как правило, его перестают унижать, даже если синяк на лице – к начальнику колонии сразу возникает вопрос: откуда? Проводится проверка. Страховая компания выплачивает определенную сумму денег, а начальник колонии несет свою персональную ответственность.

Отслеживаете, кто из бывших сотрудников чаще оказывается на скамье подсудимых?

– Судебные приставы. Зарплата у людей маленькая, и они пытаются побочно заработать деньги и дают коллекторам адреса должников. А когда коллекторов задерживают, они ссылаются на приставов. Если взять в процентном соотношении, судебные приставы попадают на зону чаще других. Хотя от этого не застрахован никто: ни чиновники, ни судьи, ни губернаторы, ни вице-мэры, о чем вы в Сочи теперь прекрасно знаете.

А судьи кто?.. В Сочи, например, уже несколько судей подали заявления об отставке, потому что были замешаны в преступных схемах...

– Наши судьи, к сожалению, за бумагами далеко не всегда видят человеческие судьбы. И как это исправить? Прежде всего судебная власть должна быть независимой. А у нас зачастую суды проводят даже без уведомления адвокатов. Судебные заседания идут без секретаря. Давно назрела необходимость судебной реформы, и скоро это случится. Суды общей юрисдикции будут работать по схеме работы арбитражных судов. Сейчас апелляция в нашей стране вообще не работает. А будет все по-другому.  Очевидно, что нужно выходить из области – для того, чтобы не допустить договоренностей о вынесении решений. Так что подкупить судью будет сложнее. Полагаю, уже скоро мы увидим результаты этой судебной реформы. Кстати, в Сочи тоже скоро появится апелляционный суд. 

Ростов, Липецк, Королев – география резонансных дел

Геннадий Викторович, ростовское, по всей видимости, не единственное дело, которое вызвало такой громкий резонанс?

– Расскажу про липецкое дело. Там в Чаплыгинском районе есть строительный карьер доломитов. В него вошли московские предприниматели, взяли эту землю в аренду у администрации района, получили соответствующую лицензию и начали добывать доломит, вложив в производство очень большие средства. А потом выяснилось, что это была мошенническая схема, и наш доверитель, проживающий в Москве, – уже четвертый потерпевший. А схема была простая: находили спонсоров, покупалось оборудование, а потом учредителей привлекали за что-либо к уголовной ответственности или попросту хоронили их в этом же карьере. Таких случаев уже было два. То есть участь инвесторов была предрешена.

Дело было так: два учредителя пришли в регистрационную палату, подготовили соответствующие документы о том, что хотят третьего вывести из состава учредителей. Приложили протокол собрания. И, возможно, всё бы у них получилось, не попадись им скрупулёзная женщина-регистратор, принимавшая документы. Обнаглевшие, они бросили ей в окошко документы, сказав, что зайдут через два часа. Она возмутилась. Вскоре ей позвонили из областной администрации и попытались надавить. Тогда она потребовала письменных указаний, предупредив, что до того никаких действий проводить не будет, но при этом подала соответствующие запросы, чтобы выяснить, где находится Кахиров (третий учредитель). Позвонила ему. А он даже не догадывался о том, что происходит.

Когда ему начали угрожать, он обратился в Ассоциацию юристов России, членами которой мы являемся. Мы заключили соглашение, подключили наше СМИ «Радонеж-адвокат» и начали проводить адвокатское и, параллельно, журналистское расследования. Было создано три фильма о коррупции, диски с ними отправлены генеральному прокурору России Чайке, главе следственного комитета Бастрыкину и лидеру ЛДПР Жириновскому.

А что Ваш доверитель Кахиров? Жив, слава Богу?

– А господин Кахиров заключил соглашение с охранным предприятием, и на карьере поставили охрану. Ночью туда приехали 50 вооруженных людей и попытались захватить карьер. Вызванная на место происшествия полиция бездействовала. Между прочим, чоповцев было всего 9, но свой объект они отстояли. Точно не было известно, кто приезжал ночью. Но мы не отступились: провели комплекс различных мероприятий, и силовой захват больше не повторился.

А полиция?

– А полиция говорит: «Сейчас идут суды, при чем тут мы?». Судов, кстати, было очень много. Недавно мы выиграли суд: он признал, что все действия по отзыву лицензии нашего доверителя были незаконны. Пока решение в законную силу не вступило. Наши оппоненты, полагаю, будут его обжаловать, тем не менее, карьер остается во владении нашего доверителя. Ждем дальнейшего развития событий.

Сейчас работаем еще над одним делом. В городе Королеве есть птичий рынок – «сладкая» территория для многих. Наши доверители по национальности езиды. Их-то в Королеве и решили сделать крайними.

По версии следствия: трое учредителей крепко рассорились, договориться не сумели. Разговор вышел из-под контроля, началась драка. Потом появился третий фигурант дела, а в итоге рано утром нашли тело с множественными побоями одного из учредителей, Коновалова, в результате которых он скончался.

Соответственно, было возбуждено уголовное дело, арестовали нашего доверителя, его дядю, бросили под стражу, пытали трое суток, поотбивали все, что можно. И это все доказано. А потом выяснилось, что Коновалов сам же заказал другого учредителя. Об этом заранее было известно оперативным службам, но они почему-то не вмешались.

И сейчас под стражей находятся не проморгавшие убийство оперативники, а наши доверители. Такой там творится беспредел. Но мы очень надеемся, что в самое ближайшее время нам удастся доказать следствию их невиновность. Позиция следователя Зерновой, ведущей это дело, нами расценивается как полный беспредел. Она откровенно плевать хотела на всех, с нами вела себя дерзко и вызывающе.

Но благодаря резонансу в СМИ всем тем, кто слушать не хотел, пришлось нас услышать. В итоге следователь Зернова снята со своей должности. Дело перешло в главное управление Московской области. Сейчас там идет колоссальная прокурорская проверка. Понятно, что если бы мы не подключились, наших доверителей уже судили бы по статье за заказное убийство. А сейчас вынуждены отрабатывать другие версии.

То есть победа?..

– Пока дилемма: как поступить? Во-первых, люди больше года находятся под стражей, значит, государство должно признать себя виновным. Во-вторых, следователя снять не достаточно, ее нужно привлекать к уголовной ответственности. В-третьих, к действиям местной прокуратуры тоже надо принимать меры. Так что все не так просто.

Геннадий Викторович, мы обратили внимание, что фигуранты всех дел, о которых Вы рассказали, мужчины. А приходилось ли Вам защищать женщин?

– Я сейчас занимаюсь в основном резонансными делами. А большинство женщин, от 70 до 90% , сидит за убийство, причем в основном на бытовой почве. Если мужчина решил совершить преступление, то он тихо пошел и сделал. А женщина схватила нож и убила... Но если ее придержать на несколько минут, она одумается и этого не сделает. Но наша судебная система имеет обвинительный уклон. За убийство могут дать до 15 лет, но умышленного убийства тут нет. Одни эмоции. А женская колония в Мордовии переполнена.

Телеканал «Радонеж-адвокат» снимал оттуда программу: в колонии царит голод, женщин заставляют работать в две смены, многие болеют туберкулезом. В октябре-ноябре в Мордовии уже холодная погода, а девушек принуждали мыть холодной водой бетонный плац. После этого полколонии слегло. Такие формы издевательства имеют место.

А по поводу защиты женщин, я защищал два года назад высокопоставленную чиновницу по делу всем известной Васильевой из Минобороны. Ее обвиняли в махинациях с квартирами. Организация была раздроблена на 200-300 команд. Люди даже не знали друг друга, хотя проходили по одному делу. Моя подзащитная была образованнейшим человеком, доктором наук. Ее супруг оформил на нее квартиру по мошеннической схеме, а она даже не понимала, что происходит. Супруг сказал, что нужно подписать документы, она и подписала.

Ее взяли под стражу, содержали в следственном изоляторе в Москве. К тому моменту, как я вступил в дело, она просидела там 2 месяца. Была проведена колоссальная работа, и женщину освободили из-под стражи, доказав, что она невиновна. Ее полностью оправдали, а дело закрыли.

«Ворую, но Путина боюсь»...

Практически в каждом резонансном деле обязательно засветились чиновники. Означает ли это, что назрела необходимость вносить поправки в законодательство, чтобы чиновники чувствовали свою ответственность и неотвратимость наказания?

– Вообще-то чувствовать ответственность и знать о неотвратимости наказания должен каждый гражданин, независимо от поста, который он занимает.

А в идеале нужно менять морально-нравственный облик страны в целом – ну, и чиновников в частности. Статьи УК РФ и сегодня достаточно суровые, но многие по-прежнему надеются на русское «авось».

«Авось» – основной мотив русского чиновника. Как правило, многие приходят к власти и чувствуют себя полубогами, считают, что им все позволено. Но если спотыкаются, никто из рядом стоящих руки им не подаст – это 100%.

Безусловно, какие-то решения спускаются сверху. Хотя есть и маленькие царьки, которые сами копошатся, что-то там делают. До поры, до времени. Знаете, как в песне: «я ворую, но Путина боюсь». По моему опыту, надеяться на друзей и высокопоставленных чиновников бесполезно.

Никто не поможет, кроме адвокатов?

– Во-первых, адвокат защищает не просто физическое лицо, а права человека. Плохой или хороший поступок совершил человек – в любом случае нужно, чтобы не были нарушены его права. Часто бывает, что человек виновен, а адвокат ему нужен, чтобы «не навешали много чего другого». Чтобы он отбывал наказание за свои деяния, а не за придуманные. Должны быть учтены все его права, все смягчающие обстоятельства. А бывает, делают из человека стрелочника, и он сидит и за себя, и за того парня. Опять же, чиновники, как правило, боятся связываться со своим руководством повыше или прокуратурой. Считают, что лучше подписать все документы, и тогда срок будет меньше. Такая тактика защиты в корне неправильная, но те, кто так поступают, понимают это уже в Мордовии...

Если же говорить о Сочи и Краснодарском крае, здесь привыкли договариваться, включать родственные связи. Где-то это облегчает работу, а где-то, наоборот, усугубляет. Кстати, в Сочи проверками занимался московский главк, поэтому, если кто-то захочет «порешать» проблему, ничего из этого не получится.

И как же действовать правильно?

– Первое – конечно, не паниковать и не соглашаться на сладкие предложения со стороны следственных органов. Успеть дать признательные показания можно всегда. Пусть следствие само работает и думает, как поступать. Разумеется, речь идет не о том, чтобы препятствовать следствию. Но должна быть своя позиция защиты. Согласно статье 51 Конституции РФ, каждый человек имеет право не давать никаких показаний.

То есть фраза «без своего адвоката я говорить не буду», какую мы часто слышим, имеет право на существование?

– Имеет, и еще какое! Даже когда к уголовной ответственности привлекают самих адвокатов (не часто, но бывает и такое), то адвокату все равно нужен адвокат. А когда говорят: «я сам себе адвокат», – это губительно. Когда стоишь не внутри, а над ситуацией, то смотришь на все с холодным разумом. А когда дело касается тебя лично, многие начинают впадать в эмоции и не могут всё учитывать. Поэтому адвокат нужен обязательно. И чем раньше, тем лучше. Потому что у следствия частенько в ход идут кнут и пряник. Хотя в этом плане чиновникам повезло, их хотя бы не избивают, не пытают. С обычным преступником могут такое сотворить, что никто уже не поможет.

А вот вице-мэра бить не будут. Есть категория БС (бывшие сотрудники), под нее попадают бывшие сотрудники правоохранительных органов, ФСБ, судьи, прокуроры, депутаты, адвокаты, нотариусы и др. На зонах, где содержатся БС, полуармейская режимная дисциплина, их курирует ФСБ.

Адвокаты всех стран,
 объединяйтесь!

Геннадий Викторович, не так давно Вам довелось присутствовать на торжественном мероприятии, собравшем лучших адвокатов страны…

– В адвокатском сообществе есть хорошая традиция – чествовать именитых адвокатов, корифеев, которые многого добились в своей профессии. И одно из самых значимых мероприятий такого рода – награждение золотыми и серебряными медалями Федора Плевако. Это был яркий, неординарный человек, его именем даже назвали самолет!

В этом году торжественное награждение проходило в Большом колонном зале Дома Советов. Его организаторы – Гильдия российских адвокатов, Федеральная палата адвокатов, Федеральный союз адвокатов. Были приглашены даже иностранные адвокаты.

Сейчас много наших сооте-чественников ездят по миру и, случается, попадают там в неприятные истории. Поэтому практически везде есть русскоязычные адвокаты и даже создана ассоциация. Между адвокатами разных стран существует полный контакт, что помогает нашим гражданам.

Присутствовали мы и на Международном юридическом форуме, который проходил в мае в Санкт-Петербурге и собрал юристов всего мира. Там было много площадок – юридических, адвокатских, нотариальных, обсуждались корпоративное право, бизнес-направления и многое другое. Во всех этих обсуждениях мы не только участвуем, но и освещаем событие на своем канале.

В таком случае можем предложить Вам, как коллеги коллеге, еще один профессиональный праздник, который отмечают в мае в России, – День работников радио и телевидения. Так что с праздником, Геннадий Викторович! И успехов в Вашем нелегком, но нужном деле!

Нина Булычёва,

Ольга Володина




175 прочтений · Для печати